«Сам брошу».

  • Печать

 

Часто человек зависимый от алкоголя, наркотиков или игры убеждает своих близких родных в том, что он легко сам сможет отказаться от алкоголя, наркотиков или игры. В этой статье я опишу, почему в это верят близкие и сами зависимые. Почему же возникает в семье такое разделение на два лагеря: одни хотят, чтобы зависимый прекратил свои разрушительные на их взгляд, действия, а зависимый убеждает в том, что могут в любой момент остановиться.

 

 

 

Как правило, в семье непьющие родственники, стакиваясь с последствиями злоупотребления алкоголем, наркотиками или игрой близким человеком, начинают настаивать на прекращении «неправильного» поведения. С какими последствиями сталкиваются близкие?  Это может быть неадекватное, грубое, агрессивное поведение  в состоянии алкогольного опьянения. Или агрессивное поведение, влекущее различные виды насилияв отношении членов семьи или друзей. Или, например, это может быть тяжелое похмелье,  из-за которого пьющий не вышел на работу. Так же родственники бьют тревогу, если пьянки наносят какой-то  материальный ущерб семье, если зависимый совершает какие-то правонарушения или в состоянии алкогольного опьянение совершает физическое  насилие в отношении окружающих людей.  Также вопрос о принятии каких-то мер, о необходимости лечения поднимается тогда, когда зависимость прогрессирует и больной, например, уходит в запои. В этом же случае семье так же наноситься и моральный и материальный ущерб.

Близкие приводит много аргументов в пользу того, что надо принимать меры, что поведение больного разрушает его жизнь, но натыкаются на веский аргумент зависимого: «Я сам смогу бросить, если захочу…». Зависимый настолько убедителен в своих объяснениях и доказательствах, что близкие верят, в то, что он сам сможет остановиться.

Попробуем разобраться,  что же на самом деле происходит в семье зависимого?

 

 Почему зависимый от наркотиков, алкоголя ли игры утверждает и думает, что он сам сможет остановиться?

 

Во-первых, потому что сам зависимый не считает свое зависимое поведение проблемой. Находясь в своем привычном мире, на стадии как минимум психической зависимости от наркотиков, алкоголя или игры, он не считает, что что-то делает не так или не правильно. Например, в случае алкогольной зависимости человек говорит: «Ну, выпили после работы…», «Ну, посидели с друзьями», «Все выпивают, а мне, что нельзя?» Наркоман убеждает близких в том, что он употребляет чуть-чуть, как и все его окружение и ничего страшного в этом нет. Игрок считает, что в его увлечении игрой нет ничего страшного, многие играют, выигрыш приносит деньги…Родственники верят этим аргументам.  Как правило, механизмы психологической защиты срабатывают четко.

 

Во-вторых, при зависимости у людей, ставших игроками, алкоголиками, наркоманами сама зависимость не считается проблемой, тем более не рассматривается как болезнь.  Взгляд бытовой – это максимум вредная привычка, которую можно контролировать, от которой можно отказаться в любой момент.  Отсутствуют элементарные знания о стадиях развития зависимости, о критериях, по которым можно судить о развитии болезни. 

 

В-третьих, в общественном мнении укоренились своеобразные представления и образы того, кто такой зависимый больной. Например, алкоголик – это тот человек, который пьет каждый день (значит, если еще не каждый день, то проблемы нет). Например, наркоман – это тот, кто колется каждый день  (значит, тот, кто не колется – не наркоман). Например,  зависимый от игры – это тот, кто обязательно в казино спускает большие суммы денег (проигрывает мало и на автоматах, значит,  зависимости нет). Это лишь возможные варианты рассуждений на этот счет.

 

В-четвертых,  признать проблему с алкоголем, наркотиками и игрой – это часто означает то же, что признать вину, признать, что ты был не прав. А для зависимых – это сложно. В их семьях и семьях их родителей чаще всего присутствовала явная или скрытая борьба за власть. Борьба за власть – это выяснение отношений по принципу: «Кто прав, а кто виноват», это так же явные и скрытые манипуляции через обвинения и шантаж. Большинство зависимых будет отстаивать с пеной у рта свою позицию и никогда не согласятся признать наличие у себя проблемы – алкогольной, наркотической или игровой зависимости.

 

В-пятых,  собирается ли алкоголик, наркоман или игрок на самом деле бросать пить, употреблять наркотики или играть в азартные игры? В 90% случаев – нет. Тогда, когда он дает обещания, ему необходимо одно – чтобы его прекратили обвинять и отстали. И своими обещаниями он добивается этого. Но он уже получил доступ в иной мир, где другие ощущения, другая реальность. В этом мире нет проблем. В нем ты герой, звезда, успешный бизнесмен, миллионер, ты на вершине!  И ощущения при этом соответствующие – приятные. Пусть время, которое человек может проводить в этом мире, не длиться долго, но потребность получать доступ к этим ощущениям снова и снова слишком велика. В обычной, трезвой жизни этих ощущений нет. Если человек знает короткий путь в мир приятных ощущений и переживаний, если потребность в этих ощущениях велика, то рано или поздно он туда пойдет. И этот короткий путь – употребление наркотиков, алкоголя или проведения времени за азартной игрой. Уйти от проблем, начльника-самодура, требовательной жены. В мире алкоголя, наркотиков или игры хорошо, проблем не существует, а остальное потом.  Все, что описано – это так называемая психическая зависимость, всего лишь первый этап развития алкоголизма, наркомании или зависимости от азартных игр. Психическая зависимость обладает колоссальной силой, не контролируется, она сильнее зависимого. Но именно о ней, о первой стадии алкогольной зависимости мало кто знает. Поэтому близкие так верят в то, что зависимый «бросит сам.

 

Нравится